602 оценок 5 рейтинг, 602 оценок

Раскраска русский алфавит с картинками

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере


Анекдоты

- Ну что, поехали из этого леса? Чего стоим? - Люсенька, понимаешь, в карбюраторе скопился конденсат... - Сёма, какой карбюратор?! У тебя "Пежо" с инжекторным двигателем, а мой натуральный цвет - русый! Поехали, говорю!

Афоризмы

...Девушка, не три так сильно зеркало! Оно не виновато...

Значит, начну с самого начала! Работаю я......... ну просто работаю, как обыкновенный белый человек, у которого к концу рабочего дня лицо становится черным, но не это самое главное. Работает со мной или даже точнее сказать делит кабинет, в котором работаем, мужичок, ему уже 60 стукнуло, чудной как все старички. Но что примечательно - он полковник в отставке, бывший боевой летчик, где тока не служил и над чем тока не летал (совершенно серьезно, грудь вся в орденах и медалях), летал в основном на бомбардировщиках, это его профиль был. Вот как-то сидим ранним утром на работе, время 11-00, он как всегда выглядит как настоящий мужик! Гладко выбрит и слегка поддат, но неизменно пахнет тройным одеколоном и галстук из-под свитера виднеется! Вот сидим, и тут у нас разговор зашел про экзамены, спорили-спорили, но тут он и говорит: я те щас историю расскажу из своей босоногой юности, как мы выпускные экзамены в летном училище сдавали: "Было нас четверо друзей, дружили с самого желторотства и до лейтенантских погон. Вот, значит, подходит время последних выпускных экзаменов... А билеты экзаменационные в то время не давали, готовьтесь, мол, по тем лекциям, что посещали и соответственно записывали. Был у нас куратор нашего выпуска, скотина редкостная, и всегда подлянки строил. Он и директор института эти билеты составляли, а печатали в типографии, расположенной на территории этого училища. Вот мы сидим и думаем, не об учебе, а о девушках, конечно, и еще так невзначай - как бум эти треклятые экзамены сдавать, а время было такое, тока-тока начал наш коммунизм расти и крепнуть, так что поблажек нам не давали, это не то что счас - денег заплатил и экзамены сдал. Вот как-то однажды сидели в казарме мои товарищи по оружию и пытались хоть что-то вспомнить из усвоенного курса, а я покурить решил выйти или еще за чем, не помню, ну дело не в этом. Вышел, значит, на улицу, хорошо, солнышко весеннее припекает, птички поют, ща бы, думаю, стакан и на танцы. Гляжу, дверь в типографию, которая почти всегда была закрыта после окончания занятий - открыта!!! То ли закрыть забыли, а мож еще что, я тогда был любопытный, ну примерно как ты счас, вот и решил пойти поглядеть, что там и к чему. Захожу, значит, смотрю, а на столе лежит 8 клише, пригляделся - мать моя, так это ж наши билеты, которые для выпускного экзамена уже набраны и готовы к печати! Я не помню как в казарме оказался, стою на друганов смотрю, а они на меня... Мужики, говорю, там типография открыта и клише с нашими билетами лежат, тока как их взять, не знаю. Сидели, сидели, тут меня и осенило. Пошли, говорю, все туда. Прибегаем, стоим. "Ну и что делать бум?" - говорят. Я им: "Снимайте штаны и каждый половинкой своего полупопия на клише садитесь". Они глаза вытаращили, я им говорю: "Что уставились, садитесь, говорю, потом, когда встанете, все вопросы в билетах будут видны". Они смекнули и каждый сел на свои два клише. Возвращаемся мы в казарму, там уже народ весь сидит, тож вроде к экзаменам готовится, я им говорю: "Мужики, мы билеты экзаменационные надыбали". Они глаза вытаращили, врешь, говорят. Я говорю: бля буду. раскраска русский алфавит с картинками Ну показывай, говорят, "что тут было - это просто надо показывать, а не рассказывать: четыре молодых парня поворачиваются спиной к толпе, снимают штаны и наклоняются, говоря при этом - давайте быстрее переписывайте!!!" Какое было удивление у куратора и всех остальных, когда весь наш выпуск сдал экзамены на все 4 и 5!!!


Стихи

В сырой тюрьме, на западе Парижа, Еще опасен, но разоружен, Сидит один московский хакер Миша, За то, что крупный банк ограбил он. Насильно стрижен, в полосатой робе, С мишенью круглой сзади на спине, Клопов считает в каменной утробе, Программы пишет мелом на стене. То вдруг погладит грязный коврик с пола, То тихо плачет, если видит мышь, Грозит убить козлов из Интерпола, Лет через двадцать где-то, правда, Миш? Пробрался в банк со спутника в Анголе, Ушел сетями африканских стран, Сжег все дискеты, где держал пароли И нагло сбросил спутник в океан, Уже на дно залег, а не на нары, Уже почти в тайге укрылся, но... Они его поймали на Канарах, Когда сорил деньгами в казино. Его пытали зверски, как в гестапо, И на глазах разбили Celeron, А он все вынес, съел четыре кляпа, И предлагал буржуям миллион, Его по морде били, как скотину, А он, святой, возьми им да скажи: "Но пасаран! Несите гильотину!" Но принесли ему детектор лжи, И лишь тогда поверили шпионы, Промыв его бесценные мозги, Что он украл семнадцать миллионов, Чтоб заплатить провайдеру долги. И вот он, бит, с распухшей головою, Лежит в углу, свернувшись калачом, Когда придут охранники с едою, Ни ест, ни пьет, ни просит ни о чем. Молчит на все тюремные запросы, Совсем завис - ни мертвый, ни живой, Но поднесут к нему дискету с DOSґом, И он на запах дернет головой, Застонет: "Пива, пива дайте, гады!" И поползет к открывшейся двери, За что жандармы бьют его прикладом: "Мишель-то наш живой еще, смотри!" Уйдут они, бездумно повторяя Наш русский мат, что слышится в тиши, На всю тюрьму пространно рассуждая О красоте загадочной души... Но лишь шаги их стихнут в коридоре, Он вдруг с земли подскочит, жив-здоров, Бежит к двери, забыв про боль и хвори, Забыв про все советы докторов, Чуть подождав, покуда злость остынет, К двери холодной ухом припадет, Тяжелый камень в стенке отодвинет: За ним давно прокопан тайный ход! Откуда знать в Париже Интерполу, Что без e-mailґа Мишке не впервой - Еще весной донес почтовый голубь В двоичном коде весточку домой, Уже отвертку сделал он из вилки, Уже ломает друг тюремный сайт, Уже нашел он в маминой посылке Буханку с Intel Pentium Inside. И заключенных больше не тревожит Глубокой ночью странный ровный стук: Пускай не спал три месяца, но все же Собрал в неволе новый ноутбук. И с замираньем сердца снова вышел В такой родной до боли Интернет, Где через час, обычным кликом мыши Сумел скосить свой срок на десять лет, Прислал письмо: "Встречайте, мама. Еду", Дал выходной охране до зимы, Пустил метро до камеры соседа И продал дом начальника тюрьмы, Сумел создать подпольную ячейку, Послал сто грамм друзьям на Колыме, Стал чемпионом Франции по Quakeґу - Забылся зэк, что он сидит в тюрьме, Летает он, как свежий вольный ветер - Доступно все, о чем не мог мечтать, Он побывал повсюду на планете, И никуда не хочет убегать, Уж не грустит по Родине, по маме. Вот только что-то изменилось в нем: Он слишком странно смотрит вечерами В экран с цветным решетчатым окном... (c) Леонид Коновалов